Вверх

Falco

Дмитрий Семенидо


Фалько - чёрное золото Австрии

Фалько - чёрное золото Австрии

Глава 3

Взлёт к славе

Falco - Ganz Wien

Точка отсчёта в биографии Фалько, после которой он перестал быть неизвестным гитаристом, и стал звездой, была поставлена, когда однажды он пришёл в Драдиваберл с песней «Ganz Wien» («Вся Вена»), которую сочинил сам. Эта песня попала на радио, однако вскоре была забанена за свой провокативный текст, в котором речь шла о том, что вся Вена «сидит» на героине («Ganz Wien ist heut' auf Heroin»). Однако запреты, как водится, лишь подстегнули интерес публики, и Фалько с этой песней мигом стал звездой кабаре, даже Штефан Вебер был теперь в его тени!

Выступления Фалько резко выделялось из всего того, что происходило в Драдиваберл - пока другие музыканты скакали по сцене, как ненормальные, он спокойно стоял и играл на своей бас-гитаре в элегантном костюме или красном мундире сержанта несуществующей армии...

В 1980-м владелец малоизвестной венской студии GIG Records - Маркус Шпигель пригласил музыкантов из Драдиваберл для записи альбома «Psychoterror» («Психотеррор»).

Horst Bork

Когда я послушал пластинку в первый раз, она меня по-своему покорила. На чарующем венском диалекте они читали всякие абсурдные гадости, и звучало все это скорее мило и скромно, а не зло и ядовито. Мое воодушевление было усилено тем, что я, баварец, единственный среди окружающих северян смог понять тексты хотя бы наполовину. Это наполнило меня оптимизмом, и я решил, что болезненный шарм их песен сможет найти свою публику и в Германии. И я решил от имени Teldec заключить контракт с этим ансамблем на две пластинки.

(Хорст Борк – будущий менеджер Фалько)

Студия GiG Records была совсем маленькой, и её владелец Маркус занимался тем, что импортировал в Австрию пластинки из Штатов. Драдиваберл была первой группой, которой предстояло у него записаться.

Позднее Маркус Шпигель назовёт этот альбом «моя величайшая работа». Но гораздо более судьбоносной для Шпигеля была встреча с Фалько!

Маркус Шпигель: «Когда я впервые увидел Фалько в Драдиваберл, он произвёл на меня неизгладимое впечатление. Я сразу понял, что он там единственный, кто достоин стать соло-исполнителем!».

Маркус заключает с Фалько контракт на три сольных долгоиграющих альбома и представляет его венскому композитору Роберту Понгеру и менеджеру немецкой фирмы Teldec (аналога нашей «Мелодии») Хорсту Борку.

Первая пластинка «Ganz Wien» с главной песней Фалько разошлась довольно неплохо – 20 тысяч проданных экземпляров и 11 место в австрийских чартах. Английский вариант песни назывался «That Scene», однако за пределами Австрии сингл замечен не был.

Комиссар

Falco - Der Komissar

Первый успех пришёл, как это часто бывает, случайно. Летом 1981-го года Роберт Понгер записывал альбом артисту Рейнхольду Бильгери (Reinhold Bilgeri), который тоже сотрудничал со Шпигелем. Одна из песен, в которой ещё не было текста, не понравилась Бильгери, и он её забраковал. Фалько взял кассету домой и через несколько дней принёс слова: «Drah di net um, der Kommissar geht um» («Не оборачивайся, комиссар рядом»). В тексте затрагивалась тема наркотиков и проституции. Чтобы понять музыкальный почерк Роберта Понгера достаточно сравнить две его работы: «Комиссара» и главный хит Бильгери «Videolife». И звучание, и исполнительская манера солистов имеют много общего и, главное, оба не поют, а говорят! Ещё

Осенью 1981-го года сингл «Der Komissar» вышел в свет. На обратной стороне пластинки была песня «Helden von Heute» («Герои сегодняшнего дня»), музыку и слова для которой написал сам Фалько.

Поначалу реакция была сдержанной: радиостанции смутил текст, где говорилось про наркотики и непривычная манера исполнения, однако Маркусу Шпигелю всё же удалось, прибегая к всевозможным уловкам, выпросить руководство радиостанции Ö3 поставить один раз «Комиссара» в эфир…

Успех свалился, как снег на голову! Телефон радиостанции взорвался звонками сотен радиослушателей, которым хотелось знать, как называется эта песня, и кто её поёт. Уже в ноябре «Комиссар» достигает 1 места в родной Австрии, а двумя месяцами позже лидирует и в Германии! Объёмы продаж были просто немыслимыми, но это было только начало! Сотрудничество с фирмой A&M позволило раскрутить творчество и за пределами немецкоговорящих стран!

Сингл попадает на первые строчки хит-парадов по всей Европе: Германия, Франция, Испания, Италия, затем, успешно перемахнув Атлантику, объявляется в Канаде, где получает золото и 11-ю строчку! Даже в Гватемале песня возглавила хит-парад, а после 4-го места в Новой Зеландии успех стал по-настоящему всемирным! Устоят ли Соединённые Штаты? Нет! «Комиссар» ворвался в самый престижный чарт Billboard, 72-е место в котором - это очень неплохо для дебютного сингла! Ещё.

В общей сложности, сингл «Der Komissar» был продан объёмом более чем 7 млн. копий!

Крёстный отец белого рэпа

Falco

Его исполнительская манера была чем-то особенным! Девиз: «музыка чёрная, голос - белый». Можно сказать, что до него так не пел никто: гремучая смесь венского диалекта с английским и немецким в «одном флаконе» была личным почерком Фалько - он называл его «Manhattan Schonbrunner-German» («манхэттенско-шёнбруннский немецкий»). Он не пел, как его коллеги рок-музыканты, он начитывал песню, стилизуя её под афроамериканский рэп!

В те годы рэп ещё не получил популярности в Европе, да и в Америке он считался музыкой черных. Фалько стал первым белым европейским рэпером, который читал свой рэп сразу на трёх языках! Он часто хвастался своим друзьям: «Я крёстный отец белого рэпа!». Впрочем, позднее Фалько признает, что он, прежде всего, поп-исполнитель, а не рэпер. В 1997-м году в интервью австрийской радиостанции FM4 он скажет: «я жил хип-хопом, но не американским, а венским». Действительно, при ближайшем рассмотрении становится очевидным, что музыка Фалько не имеет почти ничего общего с настоящим афроамериканским рэпом и хип-хопом.

Одиночное заточение

Falco - «Einzelhaft»

В 1982-м году выходит первый долгоиграющий альбом Фалько «Einzelhaft» («Одиночное заключение»), который продюсирует Роберт Понгер. Это был первый и последний альбом, в сведении которого Фалько принимал участие лично. Все остальные альбомы он будет полностью доверять звукотехникам, оценивая уже готовый результат.

В те годы Фалько ещё не выработал до конца свой профессиональный почерк, его кумиром был и оставался Дэвид Боуи, и отголоски его «Берлинской трилогии» можно подметить и в Einzelhaft. К примеру, в песне «Nie mehr Schule» («Школы больше нет») можно узнать инструментал Боуи «Speed of Life», а «Helden von heute» («Герои сегодняшнего дня») - трибьют к песне «Heroes». Альбом ждало заслуженное 1-е место в родной Австрии и Нидерландах, 19-е место в Германии, 21-е в Италии и 64-е место в альбомном чарте Billboard Hot 200. Кроме того, «Einzelhaft» увидел свет в Испании, Канаде и Японии.

Выход альбома во Франции, Канаде и США предварял сингл «Auf der Flucht» («На бегу»). На оборотной стороне была шутливая песенка про полёт на самолёте «Maschine brennt» («Горящий двигатель»). В остальных странах, после успешного релиза сингла «Комиссар», была выпущена только песня «Maschine brennt», которая занимает 9 строчку в американском чарте «US Club Play Singles», 4-ю строчку в Австрии и Норвегии и 7-ую в Финляндии.

До самого конца Фалько будет считать «Einzelhaft» своим лучшим альбомом.

Мировое турне

Вслед за успешным альбомом обычно следует большой гастрольный тур. И Фалько, который до последнего продолжал выступать со «Spinning Wheel», отправляется в своё первое мировое турне. Сингл «Комиссар» уже обеспечил ему всемирную известность, и его везде встречают на ура. Впрочем, комиссаром был он сам: на сцену он выходил в короткой кожаной куртке и тёмных очках, как настоящий полицейский из боевика! Этот имидж можно видеть и в видеоклипе, снятом DoRo Records. Для съёмок были использованы декорации детективного сериала «Kottan».

В эфирах радиостанций от Австрии до Канады звучат интервью Фалько. Он даёт концерты на стадионах под открытым небом, в клубах и на дискотеках, участвует в сборных концертах популярных звезд и в благотворительных фестивалях. Для музыканта, жившего до сих пор жизнью маленького рок-кабаре, успех «Комиссара» становится настоящим испытанием славой.

Его друг по «Drahdiwaberl» Томас Рабич (который позднее возглавит это кабаре), делится своими воспоминаниями: «они отправили его в годовое турне по всему земному шару. От одного отеля до другого, от одной радиостанции к другой. Он вернулся оттуда совсем другим человеком».

За этот год Ханс Хёльцель так привык к образу эксцентричного Фалько, что не расставался с ним даже тогда, когда камеры были выключены и вокруг не было журналистов и фанатов. Его маска прочно приросла к лицу. Он сам стал Фалько.

Испытание славой

Первое золото

После возвращения домой Ханс впервые столкнулся со славой в родной Вене. Его начали узнавать на улицах и просить об автографе. Поначалу такая известность льстила самолюбию Фалько. Свой успех он воспринял, как что-то закономерное. Он разъезжал по Вене на белом 230-м Мерседесе (мало кто знал, что он был куплен подержанным), поблёскивая часами «Роллекс», однако со временем он стал тяготиться таким круглосуточным вниманием к своей персоне.

Фанаты забирались на крышу его дома и толпились у стеклянной двери, покрытой инеем от ночного мороза, в ожидании, когда в доме зажжётся свет. Они не давали звезде даже свободно вздохнуть! Кончилось всё тем, что Фалько попросил маму найти ему новую квартиру. Она подобрала прекрасные старинные апартаменты площадью 150 м2 – на улице Шоттенфельдгассе – в очень престижном районе Вены, куда Фалько незамедлительно переехал. На новом месте он почувствовал себя гораздо более комфортно, ведь дома ему вечно не хватало места. Одну комнату он выделил под студию звукозаписи, арендовав оборудование у мюнхенского суперпрофи Вернера Ригола.

Falco «Временами я спрашиваю себя, почему все это происходит со мной. Все вьются вокруг меня, все такие милые, но только потому, что чего-то от меня хотят. Никто не спрашивает, чего я действительно хочу, как действительно у меня дела».

Каждый считал Фалько своим другом и стремился панибратски похлопать его по плечу, что буквально выводило его из себя. Его раздражали визги фанаток, гроздьями повисавших у него на шее, а большие скопления народа вокруг него пугали…

Из тихой и размеренной его жизнь в одночасье приобрела бешеный темп, и он не вполне был к этому готов. Он должен был быть одновременно везде и непременно сам. Подписывая контракты со студиями и концертными организациями, давая концерты и интервью, Фалько мог сменить за один день по две-три страны.

В Австрии Фалько был страстно обожаем, но вместе с обожанием, возрастала и ответственность. Почти каждый журналист, с издёвкой, спрашивал музыканта, как долго господин Хёльцель рассчитывает продержаться на гребне волны? Когда господин Хёльцель рассчитывает выпустить следующий мировой хит, и будет ли он таким же популярным, как «Комиссар»?

Звёзды того времени не принимают его в свой круг – для них он безвестный выскочка с рабочей окраины, сумевший «схватить Бога за бороду», с первого сингла получивший то, к чему они шли всю жизнь. Но и прежние друзья из Hallucination Company отворачиваются от него. Для их поколения коммерческая музыка была синонимом слова «scheisse», и огромные заработки Фалько вычёркивают его из прежнего круга. Теперь он уже никогда не будет для них «своим» Хансом…

От этого колоссального давления и всеобщей зависти у Фалько развивается панический страх поражения. Ему начинает казаться, что его следующий альбом не будет признан публикой и провалится. Этот страх преследует его постоянно, не давая покоя ни днём, ни ночью. Он то кидается с головой в работу, то полностью теряет к ней способность. «Для подготовки первого альбома у тебя есть вся жизнь, а для второго - только год», - часто повторял он с грустью. Страх и неуверенность в себе провоцируют творческий кризис, и выпуск альбома откладывается всё дальше и дальше. Однако чем больше откладывается релиз, тем меньше надежды, что успех повторится...

От такого бешеного темпа у любого голова пойдёт кругом! Всё чаще у него случаются нервные срывы… В свободные часы он полюбил покой. По воспоминаниям друзей Фалько мог неделями не выходить из квартиры, пребывая в апатии и полном безразличии к окружающему миру. А его единственным собеседником была бутылка любимого виски «Джек Дэниелс» и пачка Мальборо – он мог выкурить от сорока до шестидесяти сигарет в день… Ещё...

Falco

Он напускает на себя страшную заносчивость, но это лишь защитная реакция, за которой скрываются неуверенность, страх и одиночество. Фалько принимает новый стиль общения, мимики и телодвижений. Он словно изучает границы человеческого терпения - насколько личность может быть непохожей на остальное общество. Он являет собой пародию на принятое общественное устройство, но его замысел понимают далеко не все, и для многих он становится непонятным и далёким, наглым заносчивым выскочкой, «комиссаром во фраке», вызывающе ведущим себя гордецом, который всех презирает. Но это было лишь одной стороной медали. По другую её сторону был человек, который изнывал от собственных страхов и неуверенности в себе и своей музыке. Он пытался выразить через неё то, что творилось в его душе, но этого было мало, и он выражал это своим телом, жестами, речью. Он становится частью своей музыки. Её адептом. Обложка первого альбома оказалась пророческой, лучше всего отражая внутреннее состояние музыканта - он снят в тёмной камере, в которую попадает лишь немного света через зарешеченное окошко под потолком. «Одиночное заточение» - лучше и не скажешь...

Интересное

  • Фалько был вторым немецкоговорящим музыкантом, которому посчастливилось попасть в Billboard, первыми были немцы Kraftwerk c хитом «Autobahn»
  • Любопытно, что сам Фалько не был в восторге от «Комиссара». Ему казалось (памятуя, видимо, о «Ganz Wien»), что песню, где речь идёт о наркотиках, не будут ставить на радио. Да и мелодия была частично заимствована у Рика Джеймса (вы, наверное, помните его песню «Super Freak») – а это грозило обвинением в плагиате. Немалая заслуга в том, что «Комиссар» вообще увидел свет принадлежит Хорсту Борку, который предложил сделать её заглавным треком вместо невыразительной «Helden Von Heute», как это предлагал Фалько.
  • При всей успешности в США кавера группы After The Fire - «Der Komissar», дома в родной Великобритании он не имел никакого успеха - не вошёл даже в TOP 40
  • В юбилейном 2007-м году к своему 25-летию альбом Einzelhaft будет переиздан
  • Фирма DoRo Records, которая сняла все самые известные клипы Falco, была творческим дуэтом Ханнеса Росзахера и Руди Долецаля, которых ещё называли «Torpedo Twins»
  • По воспоминаниям Хорста Борка, съёмки клипа «Der Komissar» были очень дешёвыми – по нынешним расценкам не более двух тысяч евро
фото Falco
Основная информация
Полное имяJohann Hölzel
Дата рождения19 февраля 1957 г.
Место рожденияВена, Австрия
Дата смерти06 февраля 1998 г.
Место смертиПуэрто-Плата, Доминиканская Республика
Годы активности1977 - 1998
Жанры
Синти-поп

Хип-Хоп

Новая волна

Панк-рок

Поп-рок

Творческая деятельность
Исполнитель

Автор текстов

Композитор

Продюсер

Аранжировщик

Страна
Австрия


Сайт -