Вверх

История Пост-диско

80s fashion

В начале 1980-го года диско умирало. Прошлогодняя пиар компания «Disco Sucks», запущенная с подачи циничного чикагского ди-джея Стива Даля, в считанные месяцы превратила самый раскрученный музыкальный жанр в посмешище. Все, кто были хоть как-то связаны с диско, теперь спешили от него отречься.

Лихорадка субботней ночи обратилась вспять – то, что недавно именовалось «disco» спешно переименовывалось в более нейтральное «dance». Радиостанции, поспешившие сменить формат в погоне за рейтингами, столь же стремительно возвращались к рок-музыке.

Can't Stop The Music

Лейблы T.K. Records, RSO, Salsoul и им подобные, поставившие всё на карту диско, уходили из бизнеса. Словно хищные акулы, их поглощали гиганты звукозаписи, которые сами уже не вложили бы в диско и доллар – всё их внимание теперь занимали панк-рок и новая волна, успех которых сулил гигантские прибыли!

Словно в начале 70-х, верхние строчки поп-чартов вновь занимали рок и поп-музыканты.

Отчаянная попытка взять реванш, предпринятая группой Village People, потерпела фиаско. Весёлый мюзикл с говорящим названием «Музыку не остановить», в котором диско преподносилось как «звучание нового десятилетия», с треском провалился в прокате. На фоне крупных киноновинок 1980-го года его словно никто не заметил [2].

Vince Aletti

«Мы стали называться «Отделом танцевальной музыки». Диско превратилось в бранное слово» [1].

(Винс Алетти, журналист)

Закрылось телешоу «Disco-Step-By-Step», ещё недавно бившее все рекорды по рейтингам – танцевать хастл больше никто не хотел [3]. «Ушастые» рубашки, брюки клёш, полиэстеровые костюмы и платья Хальстона продавались на гаражных распродажах – вместе с диско устарел и его клубный стиль.

В преддверии 23-й церемонии «Грэмми», проходившей в Нью-йорке в феврале 81-го, из номинаций была выброшена премия «За лучшую диско-запись» под предлогом того, что диско «больше не является свободно-выраженной формой музыки» [4].

Конечно, люди не перестали ходить в клубы, а значит и танцевальная музыка оставалось востребованной, но диско там слышать больше никто не желал. Спасение у диско-сцены было лишь одно – меняться вместе с эпохой!

«Первые ласточки»

Справедливости ради, нужно отметить, что переход к новому звучанию связывать только с гибелью диско не совсем правильно. Разумеется, клубная сцена была поставлена перед фактом и была вынуждена искать новые звуки, но идеи этой «звуковой реформации» наметились гораздо раньше.

Одним из первых направление музыке 80-х задал талантливый продюсер Джорджо Мородер, записав в 77-м году крайне экспериментальную вещь «I Feel Love» для Донны Саммер, электронное арпеджио которой вскоре превратилось в эталон для танцевального стиля хай-энерджи.

Новаторским было звучание и коллектива Parliament-Funkadelic Джорджа Клинтона, музыка которого преподносилась как новое направление: P-Funk - фанк-музыка, вдохновлённая психоделическим роком.

Альбом Майкла Джексона «Off The Wall», спродюсированный Куинси Джонсом, был выпущен на излёте диско-эры, но при этом имел свежее электронное звучание. 20 миллионов проданных копий, четыре сингла в «горячей десятке» и премия Грэмми [5], вероятно, выглядели достаточно убедительно, чтобы побудить других R&B-музыкантов если не повторить его успех, то хотя бы к нему приблизиться.

Michael Jackson - Off The Wall

По странному совпадению, одна из песен с альбома носила пророческое название «Burn This Disco Out», словно предрекая страшный пожар из пластинок на стадионе Комиски-парк…

В последних диско-шлягерах уходящего 79-го года: «Good Times» группы Chic, «Ring My Bell» Аниты Уорд, «Funky Town» от Lipps Inc. и многих других уже слышались пока ещё неясные отголоски будущего…

И наконец, ещё одним серьёзным (если и не смертельным) выстрелом по диско стало появление недорогих цифровых синтезаторов, вслед за которым началось повальное увлечение электронной музыкой. Одним словом, если бы Ночи уничтожения диско и не было, её стоило бы придумать, выход диско из моды был просто вопросом времени.

Новое звучание

The Second Time Around

Если в начале 80-го года в танцевальном чарте Disco Action можно было встретить последние диско-шлягеры, такие как «The Second Time Around» группы Shalamar или «Relight My Fire» Дэна Хартмана [6], то буквально за считанные недели клубный мейнстрим претерпел кардинальные изменения! Всё, что в него когда-то привнесло диско: пышные оркестровки, бит «four-on-the-floor» и непременные партии скрипок было безжалостно отброшено. R&B-музыка словно делала шаг назад – к своим фанковым истокам, словно курс на диско, которым она уверенно следовала последние десять лет, оказался тупиковым…

Оправляясь от шока, связанного с гибелью диско, вчерашние звёзды искали новые формы, заимствуя идеи из джаза, фанка, блюза, реггей и даже рок-н-ролла. Снова, как в начале 70-х, ритм задавала бас-гитара, а безудержный диско-бит «4х4» сменил неторопливый темп 112-116 ударов в минуту с акцентом на 2-й и 4-й удар, в который добавились хлопки.

Таковой была песня «And The Beat Goes On» фанк-группы The Whispers, оказавшаяся на первой строчке в конце февраля. Может быть, это случайность? Но за ней последовали «A Lover's Holiday» от Change и «Take Your Time (Do It Right)» от The S.O.S. Band, которые словно подводили черту под 70-ми [6]. Эти песни первыми распахнули ворота перед целым шквалом новой музыки, которую со временем назовут «пост-диско».

Можно долго говорить об отличиях пост-диско, но гораздо лучше послушать и сравнить песни: «Boogie Wonderland» (1979) и «Let's Groove» (1981) группы Earth, Wind & Fire или «Shame» (1978) от Ивлин «Champagne» Кинг с её работой 81-го года «I'm In Love», или всем известную «Shake Your Booty» (1976) и «Gimme Some More» (1982) от KC & The Sunshine Band.

Darryl Payne «Продюсеры используют намного больше звуков и намного меньше инструментов: «Forget Me Nots» и «Don't Make Me Wait» довольно пустые, но в них есть глубина, которую публика может почувствовать… Это не просто ритм, который уносит вас прочь, есть много песен с отличным содержанием» [7].

(Дэррил Пейн, продюсер Шэрон Редд и Sinnamon)

«Минималистская форма фанка с простыми, но свежими басовыми линиями и перкуссией… эта музыка заводит толпу. Кроме того, ди-джеям нравится работать простыми базовыми формами, что даёт им большое поле для импровизаций».

(Билл Балман, DJ в клубах Danceteria и Anvil)

По сравнению с диско, новая музыка была строгой и аскетичной. Но и фанком в традициях Джеймса Брауна она уже не была.

D-Train - You Are The One For Me

Сохранив нежность и эмоциональность диско, фальцетное пение и ритмичность, она была слишком далека от грубоватой исполнительской манеры начала 70-х, а электронные инструменты придали ей необходимую свежесть и новизну, что позволяло старым диско и фанк-исполнителям успешно конкурировать с молодыми артистами!

Как ни странно, это новое направление танцевальной музыки долго не имело собственного имени. Какое-то время его продолжали именовать «диско», но репутация этого жанра была так сильно подмочена, что оно превратилось в негласное табу. Кроме того, в умах публики оно прочно ассоциировалось с образом жизни 70-х и потому для продукта нового десятилетия не подходило. Любые попытки что-то выпускать под этим брендом в 80-х были заранее обречены на провал.

Новая музыка нуждалась в новом имени – менее «затасканном», чем диско или R&B, но более конкретном, чем dance…

Пост-диско

Термин «пост-диско» никогда не был широко распространён и появился сравнительно поздно. Возникший, как аналогия с пост-панк, он иногда использовался в масс-медиа и литературе 80-х для именования танцевальной музыки 80-х.

Post-Disco

Впервые его употребило музыкальное издание Cadence Magazine, когда в 1984-м году определило пост-диско соул как «диско без громкого барабанного стука» [8].

Передовой журнал New York упомянул «пост-диско» в декабре 85-го года в статье, где говорилось о совместной работе американского актёра Грегори Хайнса с советским хореографом-эмигрантом Михаилом Барышниковым в картине «Белые ночи». Грегори познакомил с пост-диско и электро-фанком Барышникова, «который никогда не слышал такую музыку» [9].

В 89-м году отсылка к «пост-диско» встречается в рассказе «Сумасшедшая любовь» Элиаса Мигеля Муньоса [10]. Американский сатирический журнал Spy использовал термины «пост-панк» и «пост-диско» в статье «Spy's Rock Critic-o-Matic» [11].

Несмотря на то, что название «пост-диско» так и не стало повсеместным, именно его сегодня предпочитают использовать такие издания как AllMusic и Диско Энциклопедия для переходного звучания 80-х между диско- и хаус-эрами.

Жизнь после диско

Основная статья: «Жизнь после диско» Evelyn King

В 1980-м году начался массовый исход артистов с легендарного диско-лейбла Casablanca Records – ещё недавно одного из самых успешных. Его покинули Донна Саммер и Шер, The Sylvers, Village People и The Ritchie Family. Трудно поверить в то, что продюсеры великой Касабланки, которые были настоящими гениями маркетинга, не смогли бы обеспечить им качественный и современный материал, скорее это была некая «декларация независимости» - каждый артист стремился как можно громче заявить о том, что разрывает все связи с диско. И смена лейбла демонстрировала это как нельзя лучше.

По-разному складывались судьбы диско-звёзд в 80-х: афроамериканские исполнители вроде Chic, Village People или Ивлин Кинг с переменным успехом старались приспособиться к новому пост-диско звучанию, адаптировав к нему синтезаторы.

Вчерашние рок-звёзды вроде Рода Стюарта, Blondie или Bee Gees, позволившие себе эксперименты с диско в конце 70-х, вернулись к прежнему гитарному звучанию. Вплоть до наших дней старые рок-фанаты упрекают их в «предательстве» рока, как будто диско оставило несмываемое пятно на их репутации [12].

Blondie «Публика злилась и негодовала из-за того, что мы привносили в рок другие жанры. Хотя у нас были кавер-версии на «Lady Marmalade» и «I Feel Love», которые мы исполняли на живых выступлениях, больше всего их злило то, что мы «становимся диско» с «Heart of Glass». В те дни шло движение «Disco Sucks!», в Чикаго люди даже жгли пластинки диско-исполнителей. Клем Берк, наш ударник, сначала отказывался исполнять эту песню вживую. Но когда она стала хитом, он сказал: “Кажется, теперь придётся”» [12].

(Дебби Харри, Blondie)

Оставив диско позади, гениальный Джорджо Мородер освоил новое, удивительно-свежее звучание, объединившее силу рок-н-ролла с захватывающей новизной электронной музыки. Новые хиты: «Wanderer» для Донны Саммер, «Call Me» для Blondie, альбом «Solitary Men» для Джо Эспозито, а также многочисленные саундтреки к голливудским фильмам вроде «Танец-вспышка», «Люди-кошки» и «Полуночный экспресс» сделали его в 80-е одним из самых востребованных продюсеров в мире!

Банкротство студии TK Records заставило группу KC & The Sunshine Band перейти на лейбл Epic. К сожалению, ставка на поп-музыку, которую сделал дуэт Кэйси-Флинч, себя не оправдала – на фоне ярких работ 70-х, два следующих альбома получились совершенно невыразительными.

Изменилось звучание и группы ABBA. Новый альбом «Super Trouper» был гораздо ближе к европейскому синти-поп, чем к прежним диско-работам в стиле «Summer Night City».

Но более всего гибель диско сыграла на руку фанк-группам! Если к концу 70-х фанк находился в тени диско и был почти забыт, то начало 80-х стало его ренессансом! Удачные эксперименты с синтезаторами вознесли на заслуженный олимп славы такие группы как Kool & The Gang и The Whispers и помогло закрепить успех Earth Wind & Fire.

Однако «поколение пост-диско» отнюдь не исчерпывалось артистами прошлого десятилетия! Первую скрипку в нём играли новые коллективы, которые создавались уже под новое звучание!

Last Night a DJ Saved My Life

Shep Pettibone - DJ, producer «Появились «Thanks To You» и «Don't Make Me Wait» и устроили настоящий даб в диско!» [13].

(Шеп Петтибон, продюсер и DJ).

От звёзд 70-х новых артистов выгодно отличало полное отсутствие «тёмного прошлого», связанного с диско. Ещё одним козырем была молодость – а значит подростковая публика принимала их более охотно.

The S.O.S. Band

Но по своему влиянию на массовую культуру пост-диско и рядом не стояло с классическим диско - сегодня большинство артистов начала 80-х полностью забыты, в то время как старые диско-звёзды, такие как Донна Саммер, Глория Гейнор или Village People, навсегда останутся частью американской поп-культуры.

Одним из ранних пост-диско шлягеров была песня «Take Your Time (Do It Right)» группы The S.O.S. Band из Атланты, название которой означало Sounds of Success – «Звук успеха». И успех был немалый! Сингл занял 3-ю строчку в чарте R&B и к лету 80-го возглавил поп-чарт. 2 миллиона проданных копий принесли ему платину, которую получил и выпущенный следом альбом. Позже в содружестве с продюсерами Джимми Джемом и Терри Льюисом группа создала такие хиты как «Just Be Good to Me», «High Hopes», «Tell Me If You Still Care» и др.

В начале 1981-го R&B-чарт возглавила прошлогодняя песня семейного дуэта Yarbrough and Peoples (название которого состояло из фамилий супругов) – «Don't Stop the Music» - ещё один великолепный образец пост-диско: 26-е место в танцевальном чарте, 19-е в Billboard Hot 100 и 7-е место в британском хит-параде! Вслед за успехом следующих четырёх синглов, дуэт предпочёл исполнительской карьере продюсерскую деятельность.

Определённую роль в танцевальной культуре 80-х сыграла группа Tom Tom Club (изначально побочный проект известной рок-группы Talking Heads), название которому подарила одноимённая дискотека на Багамах. Дебютный альбом проекта, выпущенный в октябре 1981-го года, идеально вписался в танцевальную культуру того времени, являя собой пример «белого» пост-диско (иногда её также относят к «дэнс-року») на фоне множества афроамериканских групп.

Tom Tom Club

Песня «Wordy Rappinghood», за основу которой была взята традиционная песенка марокканских детишек «A Ram Sam Sam», имела большой успех в Европе. В январе 82-го она на две недели возглавила танцевальный чарт Billboard. Издание Slant Magazine поместило альбом «Tom Tom Club» на 87-ю строчку в списке Лучших Альбомов 80-х.

Ещё один отличный проект создали экс-участник фанк-группы Mtume - Хьюберт Ивз III и друг его детства Джеймс «D-Train» Уиллиамс. В конце 1981-го вышел дебютный сингл D-Train «You’re The One For Me». Ещё более успешной была песня «Keep On», которая в ремиксе Франсуа Кеворкяна заняла 2-ю строчку в танцевальном чарте и 15-ю в чарте R&B.

Ray Caviano, RFC Records

«Это продолжение традиции классического чёрного звучания, которое не слишком изменилось за эти годы. D-Train и Shalamar сохраняют всё лучшее и плодотворное, что было в традиционном R&B-звучании. Это баланс между старым и новым очень важен, и лейблы, которые его не имеют и рвутся вперёд сильно рискуют» [7].

(Рэй Кавиано, президент RFC Records)

Стоит отметить и великолепную песню «Thanks To You» женского трио Sinnamon, которая две недели возглавляла танцевальный чарт летом 82 года.

В том же году нью-йоркский квартет Indeep выпустил подлинный шедевр - «Last Night a D.J. Saved My Life», название которого можно смело назвать девизом эпохи пост-диско, ведь именно благодаря ди-джеям диско-музыка сохраняла свою жизнь! Автором песни был фронтмен группы – Майкл Кливленд. Сегодня большинство музыкальных критиков отмечают эту работу, как одну из самых знаковых для эпохи пост-диско за её необычное переходное звучание: при том, что басовая партия песни исполнена в характерной стилистике диско 70-х, её вокал считается примером раннего хип-хопа. Уже в наши дни журнал Rolling Stone назовёт её «одной из величайших песен, посвящённых девушке, слушающей радио», а редакция издания Blender поместит её под номером 406 в списке Величайших Песен С Тех Пор Как Ты Родился.

Afrika Bambaataa - Planet Rock

К сожалению, остальным работам группы успех первого сингла повторить не удалось. В конце десятилетия, в далёкой Бельгии, вокалистка группы Реджи Маглойр станет солисткой не менее знаковой евро-хаус группы Technotronic.

Нельзя не сказать пару слов и о культовой «Planet Rock» от ди-джея Afrika Bambaataa (настоящее имя Кевин Донован). Несмотря на то, что изначально это был стопроцентно клубный трек, созданный ди-джеем из сэмплов, ему здорово удалось встряхнуть мейнстрим и задать направление танцевальной музыке следующих поколений! Мастерски сведя композиции Kraftwerk «Trans Europe Express» и «Numbers» с ударными ритм-машины Roland TR-808, Бамбаатаа получил свежий и революционно мощный звук, оказавший сильнейшее влияние на пост-диско и хип-хоп, подарив жизнь новому жанру – электро [14].

Arthur Baker - DJ, producer «Вы должны чётко осознавать что хочет публика. Это даже не было авантюрой, мы знали, что она [песня «Planet Rock» - Д.С.] будет продаваться. 50 000 копий разошлись только за первую неделю, чёрные принимали её как B-beat, рок-фанаты как европоп… В настоящий момент я очень увлечён синтезаторами. Возможности такой музыки безграничны, она стоит дешевле и даёт вам максимальный контроль, но при этом она не звучит как что-то искусственное, в ней по-прежнему есть душа».

(Артур Бейкер, продюсер Afrinka Bambaata и New Order, DJ, аранжировщик)

На сегодняшний Бамбаатаа находится в пантеоне таких легендарных ди-джеев как Кул Хёрк и Грэндмастер Флэш, а «Planet Rock» находится на 240-м месте в списке 500 Величайших Песен Всех Времён по версии Rolling Stone.

В сентябре 1983-го прогремело ещё одно новое чудо – молодая певица из Вашингтона Шэннон (полное имя Шэннон Бренда Грин), случайно замеченная продюсерским дуэтом Лиггет и Барбоза, искавшим вокалистку для своего трека «Fire And Ice», который получил всемирную известность под новым именем «Let The Music Play». Песню ждало 1-е место в чартах R&B и Disco Action, а также 8-я строчка в Billboard Hot 100. Её новаторское звучание не только внесло «свежую струю» в уже устоявшуюся стилистику пост-диско, но и положило начало новому направлению – фристайлу!

Буги

«Get on up, on the floor
'Cause were gonna boogie oogie oogie
'Till you just can't boogie no more»

Из песни группы A Taste Of Honey – «Boogie Oogie Oogie»

boogie

В отличие от Америки, в Великобритании пост-диско музыку 80-х называли словечком «буги». Как и в случае с фанк, никто точно не знает, что оно значит. Вернее, значений так много, что трудно выбрать какое-то одно. В конце 20-х годов было популярно направление «буги-вуги» - танцевальный вариант блюза, где, как и в фанке, ритм задавала повторяющаяся басовая линия, которую и называли буги [15].

Спустя десятилетия, о буги, вероятно, напомнили песни «Boogie Wonderland» от Earth Wind and Fire, «I'm Your Boogie Man» от KC & The Sunshine Band, а также фильм «Роллер Буги» 1979-го года. Так же, как и электро-фанк, звучание буги сочетало как живые так и электронные инструменты с большим акцентом на вокал.

Годом рождения буги можно считать 1985-й, когда в Южном Лондоне заработала пиратская радиостанция Kiss FM (её название отсылало к легендарной нью-йоркской танцевальной станции), ди-джеи которой Гордон Мак, Норман Джей, DJ Tee (Ти Харрис), Desi D, Tosca и Пол «Trouble» Андерсон стали проигрывать танцевальные записи прошлого десятилетия, называя их «буги» [16].

Kiss FM

До этого музыку в стиле D-Train или Peech Boys в Англии называли «соул» и «электро», но популярность Kiss FM была так велика, что очень скоро их полностью заменило «буги». Постепенно его подхватили и крупные лейблы вроде Prelude или West End, которые, выпуская пост-диско в Британии помечали его как «буги». Подобное «переосмысление» американской музыки происходило в Великобритании и ранее, когда диско и R&B в ней называли «северный соул» («Northern Soul»).

Однако по мнению некоторых критиков влияние американского пост-диско на буги преувеличено, и оно родилось из местного направления джаз-фанк.

Chaz Jankel «Одно время слово джаз-фанк было даже на автомобильных стикерах, но под него было нельзя танцевать. Его ритм не был достаточно сильным. Группы стали больше обращать внимание на то, что делают в Америке и интерпретировать это по-своему» [7].

(Чез Джанкел, певец и музыкант, «Ai No Corrida», «Glad to Know You»). Junior Giscombe

«Мы открыли свой разум новому звучанию, текстуре и ощущениям…. Сегодня звукозаписывающие компании не подпишут с вами контракт, если вы будете звучать как диско. Так что нам пришлось написать такие песни как “Mama” или “You’re Lying” Linx’а или “Illusion” от Imagination. Мы можем задавать хороший ритм» [7].

(Джуниор Джискомб, «Mama Used To Say», «Too Late»)

В Америке «буги» как жанр оставался неизвестным, и это приводило к курьёзам: когда британские ди-джеи приезжали в Нью-Йорк за новыми записями и спрашивали буги в магазине пластинок, продавцы думали, что они ищут истории о привидениях!

Cовсем недавно на экранах шёл фильм «Бугимен» и слово буги неизменно отсылало к его главному персонажу, который был призраком [16]!

За редким исключением, музыка буги не имела коммерческого успеха в Туманном Альбионе. Её главными поклонниками были чернокожие подростки из Южного и Восточного Лондона. Однако вплоть до наступления хаус-эры она была популярна в ночных клубах – и не только импортные записи из Штатов, но и местные группы, такие как Imagination, Freeez, Nick Straker Band, Shakatak, Central Line, Чез Джанкел и Level 42.

Термин «boogie» успешно прижился в Великобритании и используется по сей день на музыкальных ресурсах и eBay для собирательного обозначения танцевальной музыки 80-х.

Больше Пост-диско

Помимо Штатов и Великобритании в похожем звучании работали музыканты и других стран Европы... и Азии!

kano

Самый яркий пример - миланская группа Kano, которая считается одним из пионеров италодиско. Уже дебютный сингл «I’m Ready» (1980) занял 21-ю строчку в U.S. Black Singles, в то время как сингл «It's a War» взлетел к вершинам танцевального чарта, продержавшись на 2-й строчке целых 5 недель. В начале «нулевых» чуть менее, чем весь Kano был растащен на сэмплы электро-хаус проектами вроде Felix Da Housecat. На первой пластинке из знаменитой серии «The Best Of Italodisco» можно услышать такие проекты как Flowchart («'Ask The Boss»), Funk Machine («Dance On The Groove And Do The Funk») и Advance – («Take Me To The Top»), которые являются ничем иным, как итало-буги!

Голландская группа The Limit, наиболее известная по песне «Say Yeah» (1984), которая была известна как в Британии (17-я строчка в чарте синглов) так и в Америке (7-я в танцевальном чарте).

Итальянская группа «Klein + M.B.O.», один из пионеров итало-хаус, чей прорывной хит «Dirty Talk» (1982), получил всемирную известность. Год спустя её аранжировку адаптировала британская синти-поп группа New Order в своей песне «Blue Monday».

В Японии в похожей манере работал певица Марико Тоун («Broken Eyes», «The Heat Of The City», «Talk to me»). Вне всякого сомнения, пост-диско и электро-фанк оказали заметное влияние на японский стиль J-Pop.

Среди классных примеров европейского пост-диско стоит упомянуть и французского певца Дэвида Кристи (настоящее имя Жак Пепино), хит которого «Saddle Up» 82-го года выдержан в лучших традициях пост-диско с небольшой ностальгической ноткой 70-х!

В следующих главах мы расскажем об известных продюсерах начала 80-х, популярных лейблах танцевальной музыки и обратимся к истокам синтезаторной музыки и электро-фанка.

Источники

1. Тони Скалафани - «When ‘Disco Sucks!’ echoed around the world» (англ.).

2. Элис Винсент - «Before the Kardashians: Bruce Jenner's Village People film» (англ.)

3. История шоу на сайте Марти Анджело

4. Издание «The Hour»: «Or Blue Eyes, Barbra And Chris Cross Head Grammy Nominees» от 14 января 1981

5. Альбом «Off The Wall» на сайте AllMusic

6. Чарт National Disco Action, год 1980-й

7. Брайан Чин - «The Music Steps Beyond Disco: Where The Beat Meets The Street», издание Billboard, 19 июня 1982.

8. Cadence Magazine 10: 56. 1984

9. New York Magazine (New York Media, LLC) 18: 121. 2 декабря 1985. ISSN 0028-7369

10. Цитата:
Julian: "Now we're going American. What's the name they've given this new thing we're doing?
Joe: "Post-punk-post-new-wave-post-disco..."
Roli: "post-country -post-rapping - post-post- post-Beatles."
Lucho: "Post-Elvis-post-Simon-and-Garfunkel-post-Billy-Idol-post-British-Invasion-post-Cyndi-Lauper-post-Blues-post-Soul-post-Michael-Jackson-post-Hustle-post-Donna-Summer-post-Gloria-Gaynor-post-Prince-post-Madonna."

11. Издание «Spy»: 33. May 1992. Цитата: «Donald and the Vulgarians, without a doubt one of the best post-punk groups of the 1980s, return with their latest release, I Who Have Nothing and Other Songs for the Nineties. Filled with self-absorbed Trinidadian soca, the album screams post-punk/post-disco art-school pop with its use of guitar riff sawing" ».

12. Фрэнк Мастрополо – «Rockers Who Jumped on the Disco Bandwagon» (англ.)

13. Tech Noir - Disco > Shep Pettibone: Shep Pettibone – интервью Стивену Харви.

14. «Father Afrika Bambaataa», издание « CMJ New Music Monthly», Декабрь 1999.

15. Поль Дю Нойер – «Иллюстрированная Энциклопедия Музыки» (2003) (англ.), стр. 165.

16. «The Building Blocks Of Boogie» - Грэг Уилсон, 2006