Вверх

Ласковый май

2017-08-11 18:54:37

Дмитрий Семенидо

Ласковый май - биография

Ласковый май:

Советская «Фабрика грёз»

Ласковый май

В русской и советской литературе есть множество сюжетов, герои которых - беспризорные дети. Почти единственным легальным способом заработка для беспризорника было пение. На рынках и в поездах жалостливыми высокими голосами они распевали песни вроде «Разлуки» или «Чёрного ворона» под писклявую гармонику или аккордеон. Фигура беспризорника стала знаковой в Советском государстве, где с момента его образования, из-за частых социальных потрясений тысячи детей неоднократно выбрасывались на обочину жизни, оставаясь без родителей и близких людей. Такие произведения, как «Республика ШкИД» и «Педагогическая поэма» увековечили сирот в литературе. Традиционно сирые вызывали жалость у русских людей, и каждый старался им подарить хотя бы частичку своего тепла, которым дети были обделены от рождения. Поэтому, когда появился «Ласковый май», советский народ, можно сказать, был уже готов. Готов полюбить группу, где ребята, оставшиеся без пап и мам, пели про белые розы…

Сергей Кузнецов

Сергей Кузнецов в армии

В мае 1986-го года на перрон оренбургского вокзала сошёл демобилизованный рядовой войск химзащиты. Два года службы в рядах Советской армии не прошли для Сергея даром: он написал свои первые четыре песни и получил бесценный опыт в войсковом ансамбле «Контакт-730». Но остался и горький осадок – в армии Кузнецов повредил руку, навсегда лишившись возможности играть на гитаре. А ещё приобрёл скверную привычку глушить земные тяготы «зелёным змием»…

Идею собственной группы Сергей вынашивал долго. Ещё до службы, в 1984-м году он создал ансамбль при доме отдыха «Оренбургский», гитаристом в котором стал его сосед Рафаэль Исангулов, кстати один из будущих участников ЛМ. Названия коллектив не имел и вскоре распался, так как Сергея призвали в армию. Уже перед самым призывом он успел поработать руководителем музыкального кружка в оренбургском интернате №2, директор которого выделил 20 тысяч рублей безналом на закупку музыкальных инструментов для будущей группы.

После демобилизации Сергей вернулся в дом отдыха и проработал в нём всё лето. К слову, именно на его территории был тот самый «старый лес», которому он посвятил одну из своих первых песен. Но осенью санаторий закрылся на реконструкцию, и Кузнецов решил вернуться в интернат, где его ждало сразу две новости.

Во-первых, дорогие инструменты за два года пришли в полную негодность. Всё это время на них играли все, кому не лень, почти полностью их доломав. Во-вторых, сменился директор – им стала Валентина Николаевна Тазикенова, переведённая в Оренбург из Акбулакского детского дома.

Валентина Тазикенова

«Мы взяли его на полставки. Тогда в советское время сложно было это всё делать. Инструменты купили. Ну, ребята знают, что надо покупать, и Кузнецов сам знает. Ну там гитара-бас, гитара-соло… [1]».

(Валентин Тазикенова)

Вместе с собой Тазикенова забрала из Акбулака несколько старших воспитанников, одним из которых был 18-летний Слава Пономарёв, который после выпуска из детского дома остался работать при нём кочегаром. В Оренбурге Слава получил «повышение» – место руководителя технического кружка. Под его началом интернатские пацаны гоняли на картингах, которые сами же и ремонтировали. Общее увлечение музыкой и техникой сблизило Славу с Кузнецовым, и они вместе занялись восстановлением повреждённого оборудования.

Юра Шатунов

Однако занятия в музыкальном кружке всё никак не начинались. Прослушав с десяток поющих детдомовцев, Сергей так и не нашёл подходящего солиста. На помощь вновь пришёл Слава. Он вспомнил, что в Акбуалкском детском доме был парнишка с необыкновенным музыкальным слухом, которого звали Юра.

Сергей Кузнецов Это была ниша, которую нужно было заполнить. И я искал вокалиста, который должен был быть именно таким, потому что детям верят. Детям верят больше…. Не хватало правды, правды в исполнении. Чтобы ему поверили. И вот эти феньки: маленькая хрипотца (потому что Юрка курит и курил с детства) [1].

- А почему именно Шатунов?
- В то время был конец 86-го года и тогда я познакомился со Славой Пономаревым. Просто случайно. Он был из Акбулакского детского дома. Акбулак – это такое селение, район… недалеко от Оренбурга. А он мне говорит – ты знаешь, есть такой пацан, слух обалденный у него. Чумовой просто слух. Я говорю: вези его. Он мне его привозит. Я послушал – ну вроде ничего [2].

(Сергей Кузнецов)

В тот же вечер Слава махнул в Акбулак и привез Шатунова в оренбургский интернат. Услышав как Шатунов поёт, Кузнецов сразу понял – перед ним тот солист, которого он искал! Помимо абсолютного слуха и высокого пронзительного голоса в Юре была неподдельная искренность, которой так не хватало советским эстрадным артистам, звучавшим по радио и с телеэкранов. К тому же даже артисты, считавшиеся «подростковыми кумирами», были ощутимо старше своих фанатов. Юре Шатунову было суждено стать первым поющим тинэйджером, который будет петь для таких же как он подростков, песни на темы, которые их волнуют!

Сергей Кузнецов и Юра Шатунов

Шатунова оставили в Оренбурге, однако уже на следующее утро он сбежал в город Тюльган, где жила его тётя. Советский интернат место не из приятных – даже самые добрые воспитатели не в состоянии заменить родителей, а ещё там были насмешки и издевательства старших ребят, от которых Юра особенно страдал в Акбулаке. И самое главное – отсутствие даже маленького уголка, в который можно было бы забиться, чтобы хоть немного побыть одному… За пределами интерната люди смотрели на детдомовцев с неприязнью и подозрением, считая их едва ли не уголовниками. Доля правды в этом была – вместе с остальными ребятами Юра довольно часто забирался в соседние дачи, где воспитанники воровали яблоки и всё, что плохо лежало.

В то время музыка ещё не сильно занимала будущую звезду, и скучным репетициям он предпочитал активный отдых: летом – картинг, зимой – хоккей. Иногда он влетал на репетицию с мороза, даже не сняв коньки!

Наступил декабрь. Вместе со своим новым другом Серёжей Серковым Юра с увлечением занимался оформлением дискотеки к предстоящему новогоднему вечеру, часами репетируя песни. На тот момент группа состояла всего из трёх участников: бас-гитариста Славы Пономарёва, клавишника Сергея Кузнецова и солиста – Юры Шатунова.

Первое выступление

Сергей Кузнецов И вот мы начали готовить программу, это был конец 86-го, это был декабрь месяц. Сделали мы несколько песен, песни были только мои, потому что я встал перед фактом, чтобы что-то сделать, надо, чтобы было хорошо. Надо не повторяться. Ничего такого старого не искать, а делать что-то новое, своё. И тогда я в шутку сказал: Юра, готовься, через год ты будешь звездой [3].

(Сергей Кузнецов)

Первое выступление Ласкового мая состоялось на интернатской новогодней дискотеке 31 декабря 1986 года. Впрочем, маем он ещё не был. Выбор названия давался не легко, и даже в день выхода на сцену имени у группы ещё не было.

Наступил вечер, и воспитанники стали выносить из зала кресла, освобождая место для танцев. Тем временем, за кулисами разгорелся спор – как же представляться публике? Было озвучено несколько вариантов, наконец Сергей предложил назвать группу «Ласковый май», ухватившись за строчку из песни «Лето»: «Нам кажется длинной зима-зима, но ласковый май вступит в права...».

Юра Шатунов

Сергей Кузнецов вспоминает: «название не понравилось никому. И мне тоже. Решили, что-нибудь придумать другое… А теперь некогда придумывать. На сцену надо… Так и решили оставить…» [4].

Несмотря на свою «слащавость», название оказалось на редкость удачным – о чём, как не о тёплом мае люди мечтают долгой холодной зимой? Всего через несколько лет слова «Ласковый май» станут одним из символов Перестройки, которая тоже воспринималась как весна после долгой застойной зимы!

Выступление имело ошеломительный успех. В разговоре с мамой Сергея директриса Тазикенова назвала его «сенсацией» [5]. Если до этого Кузнецова упрекали за то, что он репетирует только с одним воспитанником и пытались навязать интернатский хор, то после этого отстали. Стало очевидно, что группа может принести интернату (а значит и его директору) славу даже на серьёзных конкурсах самодеятельности! К тому же её руководитель не просил у интерната дополнительных средств: всё оборудование для дискотек, радиодетали и инструменты он покупал со своей нищенской, даже по тем временам, зарплаты 70 рублей.

С Нового года, «Ласковый май» выступал на всех интернатских вечерах. На одном из них у Юры произошла ломка голоса. В испуге мальчик бросил микрофон и убежал со сцены. Выйдя за кулисы, Сергей налил ему рюмочку подсолнечного масла, успокоив: ты ещё будешь звездой!

Гудбай, Ленин!

В марте 87-го «Ласковый май» был приглашён на районный смотр художественной самодеятельности. Группа подготовила новые песни: «Тающий снег» и «Лето», тогда же должна была состояться премьера «Метели в чужом городе». Но прозвучать ей было не суждено. Уже на смотре выяснилось, что посвящался он очередной годовщине Ленина, значит и репертуар нужен был соответственный - не диско-шлягеры, а патриотические песни юных пионеров! В зале сидело высокое начальство из горкома Партии, сердца которого «Тающий снег» согреть увы не мог. Не дожидаясь исполнения третьей песни, группу буквально выставили со сцены [5].

Валентина Тазикенова «Думаем, Юра как жахнет и как первое место нам принесёт!... Кошм-а-ар! Поднимает жюри: 3, 2… Я в шоке. Вы понимаете? Это вот… Зал… Мальчишки и девчонки аплодируют стоя, а жюри ставит такие баллы. Я расстроилась. Ну слетели мы, даже призовое место не заняли. Я думаю, ну Кузнецов, я тебе… подожди! Юрка подходит ко мне: да ладно, Валентина Николаевна…» [1].

(Валентина Тазикенова)

После провала Кузнецов был с позором уволен из интерната и перебрался в ДК «Орбита» на Заводской улице, где занялся организацией дискоклуба. На лето Юра уехал к тёте в Тюльган, а 12 сентября Тазикенова попросила Сергея вернуться. Без его песен интернат уже обходиться не мог. Сергей вернулся, но и в доме культуры место за собой сохранил.

Белые розы

Бари Алибасов «Ласковый май - это олицетворение сиротской страны, которая разваливалась на глазах. Беззащитны шипы… Какой яркий образ! Вот это удивительное по своей философской глубине, идее мысль конечно всю страну уложила [6]».

(Бари Алибасов)

Сергей Кузнецов «Я иду домой, а в голове почему-то звучит фраза какая-то бессмысленная «белые розы». Ну, что звучит, что за фраза? Пришёл домой, с этой же фразой и лёг спать, уснул. Утром просыпаюсь, завариваю чай крепкий, как всегда, сажусь за инструмент, за пианино, минут за пятнадцать делаю именно… текст. Сначала черновой, потом на чистую написал [1]».

(Сергей Кузнецов)

В конце 87-го года родился главный хит Ласкового мая, его визитная карточка «Белые розы». По словам Кузнецова, он написал песню наутро после дружеской попойки всего за 15 минут [7].

Но вместо эфемерных мук творчества, «Белые розы» принесли вполне ощутимые физические муки. Во время записи песни Юра Шатунов случайно отхлебнул из бутылки с перекисью водорода (она использовалась для дискотечного дыма), приняв её за воду…

Сессия закончилась кровавой рвотой и вызовом скорой помощи. Голос к мальчику вернулся далеко не сразу, а запись «Белых роз» была отложена на целых два месяца…

Уже в следующем году «розы» станут всесоюзным хитом, породив на эстраде моду на «розовые» песни: «Розовые розы Светке Соколовой» ВИА Весёлые ребята, «Жёлтые розы» от группы Фристайл, «Снег на розах» и «Розы для папы» Игоря Николаева. Кроме того, у самого Ласкового мая будут «Серебряные розы», принадлежащие перу Юрия Гука.

Сергей Кузнецов

«Белые розы это просто подтекст. О ненужности. То есть, о том, как часто происходит в мире, когда кто-то нужен, он нужен. Им любуются, его берегут, а потом проходит определённое время, и человек становится ненужным, и все его просто выкидывают из жизни. А люди думают про белые розы» [7].

(Сергей Кузнецов)

К теме ненужности Кузнецов будет обращаться не единожды. «Глупые снежинки», выпавшие в тёплом марте; забытые осенью «Цветы лета», замерзающие на клумбах «рано ушедшей осени»; новогодняя красавица-ёлка из песни «Последняя зима» группы Мама... И образ смерти, завуалированный пейзажной лирикой: проливные дожди, смывающие остатки лета, студёная зимняя вьюга, заметающая всё живое, тающий снег, который медленно умирает с наступлением весны…

Интересное

  • В армии Сергей написал песни: «Маскарад», «Вечер холодной зимы», «Встречи» и «Старый лес».
  • В одной из передач в качестве клавишника первого состава «Ласкового мая» был назван одноклассник Юрия Шатунова - Алексей Андреевских, однако в своих интервью и книге Сергей Кузнецов его ни разу не упоминал.
  • В том же 1987-м году по Центральному Телевидению демонстрировался телеспектакль «Белые розы, розовые слоны»
  • Источники

    1. Программа «Человек и закон» от 27.09.2013

    2. Интервью Сергея Кузнецова (лето 1989 г.)

    3. Интервью Сергея Кузнецова, 2016 год

    4. Интервью Сергея Кузнецова 14 ноября 2001 г.

    5. Книга: Сергей Кузнецов - «Ты просто был», 1991 г.

    6. Прямой эфир с Борисом Корчевниковым от 23.12.16: «Тайны Ласкового мая: Почему отец Шатунова не хочет видеть знаменитого сына?»

    7. Фильм Василия Пичула «Мой Ласковый и Нежный май», кинокомпания Dixi, 2004 год

    фото Ласковый май
    Основная информация
    Место основанияОренбург, 1986 год
    Годы активности1986 - 1992, 2009 - по наст.вр
    Жанры
    Диско Перестройки

    Русский Поп

    Творческая деятельность
    Группа

    Страна
    Россия


    СССР


    УчастникиАлександр Прико

    Андрей Гуров

    Андрей Кучеров

    Андрей Разин

    Антон Токарев

    Арвид Юргайтис

    Виктор Куликов

    Владимир Бойко

    Владимир Шурочкин

    Вячеслав Пономарёв

    Игорь Анисимов

    Игорь Игошин

    Константин Пахомов

    Михаил Сухомлинов

    Олег Крестовский

    Рафаэль Исангулов

    Сергей Кузнецов

    Сергей Ленюк

    Сергей Серков

    Юра Орлов

    Юрий Гуров

    Юрий Куликов

    Юрий Шатунов

    Сайт -